Было бы желание, а форматы – найдутся A A= A+

В первый день зимы – 1 декабря – в Москве прошёл IV Международный финансово-экономический форум «Евразийский союз и ЕС: поиск новых форматов сотрудничества».

Казалось бы, о каком сотрудничестве можно помышлять, если ЕС вслед за США увлечённо изобретает всё новые санкции, дабы проучить непослушную Россию? Однако это тот самый случай, когда мух (разумею под ними некоторых европейских политиков и чиновников) надо всё-таки отделять от котлет: у бизнеса – свои резоны и своё мнение по поводу санкций. В конце концов, до какого-то предела можно потерпеть политические упражнения брюссельских умельцев, но когда вам начинают обчищать карманы, терпение заканчивается. А потери европейского бизнеса из-за санкций считаются уже на десятки миллиардов. Впрочем, не будем лукавить, и российской экономике они явно не во благо, так что «поиск новых форматов сотрудничества» – тема весьма актуальная.

Интерес к этому форуму, который проводится уже четвёртый раз, традиционно высокий. Вот и сейчас в Москву приехали банкиры, финансисты и бизнесмены разных отраслей из 22 стран, в том числе из Германии и Индии, Израиля и Финляндии, Турции и Канады, Сербии и Франции. И, конечно, «свои», представленные Казахстаном, Кыргызстаном, Беларусью, Арменией и другими бывшими советскими республиками.

Санкции как данность

Открывая первое пленарное заседание, Александр Мурычев – исполнительный вице-президент РСПП, заместитель председателя совета Ассоциации банков России и глава Координационного совета финансово-банковской ассоциации ЕАС, подчеркнул, что уже во время проведения первого форума «стало понятно: обсуждать нужно практическую деятельность». Именно в этом ключе и развивалась дискуссия – с прицелом на то, как можно использовать те или иные форматы, экономические механизмы и финансовые инструменты.

Министр по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимур Жаксылыков как одну из главных задач обозначил дальнейшую синхронизацию экономик ЕАС, тем более что базовые условия для этого уже созданы, и разночтения, прежде насчитывающие несколько тысяч позиций, сегодня свелись к нескольким десяткам. Идёт активная работа по расширению единого рынка услуг, к 2025 году предполагается завершить формирование финансового рынка, а рынок труда в ЕАС стал общим уже в 2015 году. Одно из перспективных направлений – заключение соглашений о свободной торговле. С Вьетнамом такое соглашение уже действует, идут переговоры с Египтом, Сингапуром, Израилем, Сербией и другими странами. А это уже серьёзно – евразийское пространство расширяет сферу сотрудничества.

Тем не менее, никак не может устраивать известная заморозка экономических отношений с Европейским союзом. Причина понятна – санкционный режим. Сейчас, кстати, более активно развивается сотрудничество с АТЭС, но стороны не теряют оптимизма и готовы продолжать диалог.

С санкционной темы начал своё выступление и Томас Матуссек, главный советник немецкой компании Flint Global: «Никто не любит санкций. Но санкции – это не политика, а всего лишь средство. И в наших силах использовать механизмы, которые сделают санкции избыточными и ненужными». В этих словах – не только тревога по поводу влияния санкций на экономическое сотрудничество с Россией, но, если хотите, и осторожное предположение: их можно, так или иначе, обойти. К слову сказать, и обходят – бизнес очень не любит терять прибыли и ищет свои пути.

Бросок на юг

Другое дело – азиатские партнёры. Президент «Коммерческого Индо Банка» Сандер Лал Бхатти и не скрывал заинтересованности своей страны в развитии контактов с Россией. Напомнив о том, что в нынешнем году дипломатическим отношениям между нашими странами исполнилось 70 лет, он посетовал, что экономическое сотрудничество не поспевает за развитием устойчивой дружбы двух народов. И заметил, что Индия «никогда не соглашалась на политику санкций в отношении России».

Президент Финансово-банковской ассоциации ЕАС и глава Ассоциации банков Казахстана Бахытбек Байсеитов предложил широкий взгляд на перспективы развития Евразийского союза: «Глобализация де факто – состоялась. И повестка дня за прошедшие 25-30 лет очень изменилась, причём меняется столь стремительно, что порой за ней не поспевают регуляторы». Казахстанский банкир напомнил, что не так давно создана универсальная товарно-сырьевая биржа, базирующаяся в республике. Но ей ещё предстоит расширять свой потенциал, и требуется «вмонтировать этот инструмент в законодательство и регуляторное право». Новые возможности, продолжил спикер, открывает создание международного финансового центра в Астане: «По сути, речь идёт о евроазиатском Дубае – это очень важное решение для ЕАС».

Бывали и лучшие времена…

О сотрудничестве в рамках «большой Евразии» говорил президент РСПП Александр Шохин. Отношения между Европейским союзом и Россией он охарактеризовал весьма сдержанно: «бывали и лучшие времена», добавив, что экономическое сотрудничество откатилось назад. А коль скоро политики пока не могут договориться, «большая надежда – на В2В». Реалии сегодняшнего дня – избирательное сотрудничество в различных сферах, несмотря на то, что едва ли не везде экономические отношения излишне политизированы. Тем не менее, «сотрудничество с бизнесом во всё новых областях завязывается и развивается».

IV Международный финансово-экономический форум «Евразийский союз и ЕС: поиск новых форматов сотрудничества»
IV Международный финансово-экономический форум «Евразийский союз и ЕС: поиск новых форматов сотрудничества»
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

Позволю себе небольшое отступление. Можно, конечно, гневаться и раздражаться по поводу всё новых санкций, одна нелепее другой, но сотрясение воздуха делу не поможет. Единственный разумный выход из ситуации: включить здравый смысл и ориентироваться опять же на здравомыслящих партнёров, которых немало по обе стороны сложившегося водораздела. Об этом почему-то почти не говорят масс-медиа, зато на разных форумах и конференциях (не только в кулуарах, но и с трибун) выступающие приводят вполне конкретные примеры сотрудничества, которое не в силах прекратить политическая истерика. Хотя затормозить, конечно, может. И тормозит – но не фатально.

Стоит задуматься и над тем, что внешние факторы для нашей экономики играют хоть и важную, но отнюдь не критическую роль. Об этом говорил, в частности, и Александр Шохин, напомнив, что при всей сложности экономической ситуации в России, есть и отрадные факты: рекордно низкая инфляция этого года, сбалансированный бюджет, определённые успехи в импортозамещении и выход из рецессии. Конечно, двухпроцентный рост – это мало, но всё-таки рост. Выйти же на более высокие темпы (3,5-4%) непросто. Надо понимать, что даже если будут предприняты серьёзные реформы, они дадут отдачу не сразу.

…Но всё не так уж сумрачно

Руководитель российской бизнес-группы компании PwC Таня Галандер посвятила свой доклад типичным вызовам и особенностям ведения бизнеса немецкими компаниями в России и ЕС. Разумеется, и она начала с санкционного режима, который с весны 2014 года существенно ухудшил российско-германские экономические отношения. Но – и это, признаться, прозвучало неожиданно – уже наметился разворот в позитивную сторону. И ещё один любопытный факт: по условиям ведения бизнеса Россия занимает 35-е место, обогнав Казахстан с его 36-м и Беларусь с 38-м. Могут сказать, что позиция не из лидирующих, но напомню, что ещё лет пять назад наши предприниматели с завистью говорили об условиях для бизнеса у наших партнёров по Таможенному союзу, как о чём-то недостижимом.

Завершило первую сессию выступление генерального секретаря Ассоциации банков Центральной и Восточной Европы Иштвана Лендьела (Венгрия). К сожалению, он сейчас редко выступает в России, но по-прежнему – принципиально и остро. Вот и на этот раз он затронул несколько вопросов, которые нынче поднимают не так часто. Речь – о разработке базельских принципов и правил МСФО, которые разрабатываются кулуарно, без участия и какого-либо обсуждения самой заинтересованной стороны – собственно банков. Возможно, как раз поэтому отношение многих средних и небольших кредитных организаций к этим документам довольно неприязненное, ибо готовятся они с расчётом на крупные финансовые институты. Тем же, кто поскромнее, этих новаций просто не потянуть.

Ещё одна проблема – комплаенс. Введённый из лучших побуждений, он стал тормозить не только банковский бизнес, но и бизнес клиентов. В результате излишне жёсткие требования побуждают бизнес вовсе уходить из банков – туда, где работать проще и где ему больше доверяют. Спикер явно попал в точку, если судить по бурным аплодисментам разноплеменной аудитории.

Как бороться с банковским кризисом

Наиболее интересным из четырёх секционных заседаний мне показалось то, где обещали говорить о том, как обеспечить доступ бизнеса к рынкам капитала и источникам финансирования на пространстве Евразии. На поверку тема оказалась много шире, но от того только интереснее.

И тон задал председатель исполкома Ассоциации банков Республики Казахстан Марат Байтоков. На первый взгляд, речь шла вроде бы о другом, но если разобраться… Он сразу же заявил, что будет говорить о том, как банковская система Казахстана справляется с кризисом – в течение девяти лет. Это, знаете ли, требует смелости – вот так взять и заявить, что кризис продолжается (когда другие, по заверениям больших начальников, уже давно с ним справились). Тем более что к началу кризиса 2007-2008 года банковский сектор Казахстана считался (да и был) передовым на просторах СНГ и служил примером для тех, кто отставал. Однако «ипотечный» кризис в США отозвался и в далёкой от них стране, где лопнул такой же «пузырь», хоть и поменьше размером. Но Казахстану хватило – и все девять тел, по словам спикера, идёт очистка рынка от остатков этой финансовой аварии. Сейчас, по самым оптимистичным оценкам, проблемными считаются 12% общего ссудного портфеля. Если же по строгим меркам – до 25-26%. Хотели даже ввести «норматив проблемности», ограничив его 10 процентами, но не стали: «Когда экономика на боку, о чём говорить с заёмщиками?». Впрочем, речь здесь – о компаниях, потому что ситуацию в рознице удалось вытащить.

Теперь о том, как относятся к банковскому кризису власть и регулятор. Нынешней весной президент страны дал поручение: подумать о том, как всё-таки вытащить банки. Вопрос не праздный: «Обжёгшись на молоке, банки дуют на воду» и выставляют более или менее крупным клиентам весьма жёсткие требования, переводя стрелки на малый бизнес и физических лиц. В результате кредитный портфель сжался на 8%, ну, а дальше – по цепочке, которая нам, в России, увы, хорошо известна.

Ситуацию усугубило то, что в неприятности попали сразу несколько очень заметных и значимых банков, в первую очередь Казкоммерцбанк, на спасение которого требуется триллион тенге (курс национальной валюты – 330 тенге за доллар). И ещё столько же – на пять других банков. Деньги на спасение нужны длинные, которых Национальный банк не может предоставить по определению.

Выход всё же нашли – займы на 15 лет, 4% годовых, под закупку выпущенных банками облигаций. Причём государство берёт на себя две трети суммы, ещё треть предоставляют собственники. Разумеется, каждый банк разрабатывает подробную и тщательную программу оздоровления.

На какой срок рассчитана принятая в Казахстане программа повышения финансовой устойчивости? Как минимум на пять лет, потому что прежде всего деньги пойдут на «латание дыр», связанных с плохими долгами.

И ещё один шаг казахстанского регулятора направлен на оздоровление ситуации: переход к Базелю 3 Нацбанк перенёс на 2021 год, рассудив, что стабильность – важнее, а быть «впереди планеты всей» по Базелю – не обязательно.

Я не случайно так подробно передаю выступление Марата Байтокова – в который уж раз приходится констатировать, что в Казахстане превалирует всё-таки здравый смысл, в не страсть выдавать желаемое за действительное. Честная позиция. И перспективная.

Комментируя это выступление, модератор панели Иштван Лендьел заметил, что опыт всех без исключения стран говорит о том, что восстановление банковского сектора без помощи государства невозможно. Достаточно сказать, что в Евросоюзе – единственный случай «самооздоровления», который можно счесть счастливым исключением.

Нет поводов для истерики

Разговор «об опасностях финтеха» для банковской системы зашёл, по сути, случайно, но оживил дискуссию. В ходе своего выступление генеральный директор консалтинговой компании «Салюс» Егор Иванков скептически отозвался о панике, возникшей в банковском сообществе вокруг финтеха, который якобы погубит финансовый сектор: «Что за глупость? Не вижу повода для истерики. Как можно считать, что финтех вытеснит финансовую систему, которая существует уже не одну сотню лет?».

Ну, наверное, многовековые банковские традиции – ещё не гарантия того, что в нашем сумасшедшем мире не отыщутся ещё охотники принять банковские функции на себя. И в принципе проводить платежи или принимать квартплату может кто угодно, при нынешних-то возможностях информационных технологий. Другое дело, что вряд ли те же финтех-компании возьмут на себя ответственность за риски и уж тем более – скоро научатся ими управлять. А без этого – какие же банковские услуги?

Так что поводов для истерик и паники действительно нет. А вот для размышлений – сколько угодно. Это я уже не по поводу конкуренции банков с финтехом, а по главной теме форума. На фоне всяческих радио- и теледискуссий, которые становятся всё более нервными, спокойная деловитость участников форума порадовала. Санкции – не трагедия, а данность, с которой надо считаться и которую необходимо учитывать. Кризис – да, неприятно, но преодолимо. Если найти точки соприкосновения бизнеса и власти. И попытаться общими силами разрулить ситуацию. И в этот раз, и с следующий…

Впрочем, стоит ли в сотый раз повторять общеизвестное? Одно известно наверняка: здравый смысл и желание работать ничем не заменишь.

Москва.

  • Людмила Коваленко
  • Finversia.ru