Аркадий Лобас: «Вы не найдете сегодня на отечественном рынке другой системы, которая могла бы уверенно обрабатывать банковские счета всего населения России на единой платформе!» A A= A+

О том, как рынок финтеха влияет на банковскую автоматизацию, как развиваются сегодня автоматизированные банковские системы и как они будут эволюционировать в будущем мы побеседовали с генеральным директором компании «ФлексСофт» Аркадием Лобас.

- Как с точки зрения разработчика сегодня выглядит рынок банковских информационных систем? Сегодня часто приходится слышать, например, что он испытывает сильное давление со стороны финтех-компаний.

- Вопрос очень многогранный, постараюсь ответить на него с разных точек зрения. Начнем с финтеха. На мой взгляд, налицо определенная подмена понятий. Финтех-компании порой воспринимаются как некие разработчики категории «лайт», способные быстро и дешево автоматизировать те или иные процессы. На самом деле это, конечно же, не так. Смысл финтеха в создании новых финансовых технологий и быстром выводе их на рынок. К разработке решений core banking и других, используемых финансовыми институтами информационных систем, автоматизирующих их основную деятельность, финтех-компании отношения не имеют. И, приобретая такие компании, банки покупают не информационные, а именно финансовые технологии, новые каналы взаимодействия с клиентами, новые финансовые продукты и т. д. И вообще говоря, финтех-компании далеко не всегда сами являются разработчиками тех ИТ-платформ, на которых работают их продукты.

Так что финтех влияет скорее на рынок банковских и финансовых услуг, а не на рынок банковских информационных систем. Я считаю, что такое давление полезно, поскольку финтех-компании делают финансовые сервисы более удобными и привлекательными для клиентов, повышая, в конечном итоге, доступность финансовых услуг в стране и, одновременнно, мотивируя банки к более инновационному развитию. Способен ли финтех заменить традиционный банкинг? Сильно в этом сомневаюсь. Финтех-компании предлагают одну, максимум, несколько услуг, в то время как спектр продуктов и услуг современного традиционного банка огромен. Будущее — за конвергенцией банков и финтех-компаний. Последние, будучи свободными от излишней регуляторной нагрузки и устоявшихся сложных технологических процессов, способны выводить новые продукты на рынок очень быстро. Если эти продукты окажутся на самом деле востребованными, банки смогут легко взять их на вооружение, либо приобретая финтех-компанию, либо вступая с ними в различные альянсы.

Что касается традиционных форм банкинга, то они просуществуют еще очень и очень долго. Банки будут расширять цифровые каналы взаимодействия с клиентами, будут привлекать к продаже банковских продуктов новых партнеров и агентов, а кроме того, сами, вероятно, будут брать на себя агентские функции. Мы уже сегодня видим прецеденты, когда банки, скажем, берут на себя функции УФМС по выдаче паспортов, а с развитием цифровых технологий возможности для их агентской деятельности будут только расширяться.

- Каково место разработчиков традиционных банковских систем в складывающейся экосистеме?

- Цифровая трансформация, о которой сегодня тоже часто говорят, затрагивает, на самом деле, в основном фронтальную часть ИТ-инфраструктуры банка. Речь идет о переводе максимально возможного числа операций в цифровую форму. Зачем это делается? Чтобы продажа финансовых сервисов клиентам стала быстрее и удобнее, чтобы получить возможность продавать в единицу времени больше услуг. Можно представить себе, как при этом возрастает нагрузка на транзакционные системы, которые должны обеспечивать централизованный учет всех банковских операций. И как бы высоко сегодня не оценивались перспективы технологии распределенных реестров (blockchain), я уверен, что от централизованного учета банки не откажутся еще долго.

Итак, с развитием цифровых каналов у банков возникает потребность в производительных и масштабируемых транзакционных платформах, способных обрабатывать сверхбольшие объемы данных. Если такой платформы у банка нет, все его усилия по развитию каналов не дадут никакого результата.

Мы в компании «ФлексСофт» видим свою задачу в разработке и развитии именно таких платформ. Приведу пример: недавно мы провели нагрузочное тестирование новой версии нашего решения «Платформа FXL» (Flexible eXtra Large) в технологическом центре Oracle в Шотландии. Тестирование проводилось на базе данных реального банка, содержащей 108 млн активных договоров клиентов. Результаты оказались фантастическими: с использованием технологии Oracle Database In-Memory мы получили увеличение производительности системы в 5 раз при одновременном снижении требований к объему оперативной памяти почти в 8 раз. Система позволила обрабатывать 53 000 договоров в секунду! Наше решение на самом деле позволяет обрабатывать на единой платформе в реальном времени любое количество счетов.

Мы даем клиентам гарантию, что наша платформа никогда не станет узким звеном на пути развития бизнеса на несколько лет вперед.

- Можно ли говорить о том, что компания «ФлексСофт» одновременно и поставщик, и основной интегратор для своих клиентов?

- Что такое финансовый продукт с точки зрения ИТ? Это канал его продажи (Front-office), соответствующий бизнес-процесс (middleware) и все финансовые и учетные параметры, формирующиеся в бэкофисной части (core-system). Поскольку мы являемся для своих клиентов поставщиками и бэкофисной части, и решений среднего и фронтального слоя, мы безусловно выполняем роль основного интегратора, подключающего все новые фронтальные сервисы. Впрочем, банк может делать это самостоятельно или привлекать для решения таких задач третьи компании: наша платформа имеет открытые API, она понятна с точки зрения управления, в ней не используются нестандартные языки программирования. Собственно, именно эти качества мы вкладываем в понятие гибкости системы. Любой профессиональный банковский специалист, аналитик или технолог, знающий финансовые продукты, может управлять ими в нашей платформе. Во многих случаях это выгодно и правильно, поскольку позволяет подключать новые продукты быстро, а сейчас сокращение time-to-market — ключевой фактор успеха на рынке.

- Большинства российских банков, так уж сложилось исторически, сегодня владеют обширными «ИТ-зоопарками». Прошло ли время лоскутной автоматизации или зоопарки будут расширяться?

- Рынок банковских информационных технологий, как и весь мир, развивается по спирали. Несколько десятилетий назад моновендорность была в банках закономерной, и правомерность такого подхода никто не оспаривал. С усилением конкуренции между банками на продуктовом уровне, стали развиваться такие подходы, как собственная разработка и best-of-breed. Возникло понятие SOA, появились всевозможные шины данных и сервисов. Собственно, на этом этапе ИТ-архитектура банков стала лоскутной.

Минусы лоскутной архитектуры стали очевидны довольно быстро — любое изменение (например, при изменении параметров продукта) требует перепрограммирования фронтофиса, сервисной шины, бэкофиса. Именно перепрограммирования — то есть изменения программного кода. Увеличивается вероятность ошибок, снижается стабильность работы систем, требуется время на дополнительное тестирование.

В результате уже упомянутый ключевой параметр time-tomarket начинает страдать, а любое изменение становится головной болью. Многие банки сегодня начинают возвращаться к концепции комплексного решения на единой платформе. С одним поставщиком и отношения выстраивать проще, чем с пятью-десятью. И необходимые изменения реализовывать быстрее и безопаснее.

На практике компромисс достигается именно на уровне гибкости платформы, о которой я уже говорил выше — банку просто не нужно обращаться к разработчику за каждой мелочью, большинство задач он может решать самостоятельно. Причем модернизация и создание новых финансовых продуктов и процессов их обслуживания реализуются не программированием, а изменением параметров и настроек. По сути, мы предлагаем банкам конструктор, но конструктор с готовыми (преднастроенными) продуктами, в качестве типового «коробочного» решения.

Возможно, в будущем подходы к автоматизации в банках вновь изменятся, но пока дело обстоит именно так. Банки, причем как небольшие, так и крупные, стремятся «сшить» все свои «лоскутки» в единую систему на единой платформе.

- В связи с таким поворотом, какова, на ваш взгляд, вероятность появления на рынке банковской автоматизации новых игроков?

- Если говорить о каналах обслуживания, как то мобильные приложения и интернет-банкинг, то, да, она есть. Что же касается систем corebanking, то эта вероятность стремится к нулю. Существует парадокс: новым разработчикам (start-up) не хватит опыта, экспертизы и времени, а «динозаврам», создававшим свои системы 30-40 лет назад, не хватает гибкости и решимости для их модернизации. Что же касается принципиально новых решений, например, основанных на технологии blockchain, то пока каких-либо систем, готовых или хотя бы близких к коммерческой эксплуатации, не видно. Да и сама технология имеет массу ограничений, в том числе связанных с ее крайне низкой производительностью и крайне высокой энерго- и ресурсоемкостью.

Так что на рынке, по всей видимости, останутся традиционные игроки, работающие на нем давно. А выживут в итоге те, кто постоянно развивает архитектуру своих решений, ориентируясь на требования сегодняшние и завтрашние.

- Что вы думаете о перспективах ИТ-аутсорсинга в банках, в частности, систем core banking? Несколько лет назад о нем много говорили, но похоже идея не прижилась.

- Аутсорсинг — во многих случаях очень хороший и верный подход к управлению ИТ и прекрасно работает. На банковском рынке мы можем видеть это, например, в сфере карточного процессинга или поддержки сетей банкоматов и офисов, использовании ЦОДов и многих других областях.

Что же касается аутсорсинга АБС, то здесь банки сталкиваются с таким чувствительным моментом, как потеря базы для эффективной конкуренции. Возникает законный вопрос: как я буду конкурировать на рынке, если те же самые возможности доступны и всем остальным клиентам моего аутсорсера? Именно поэтому аренда АБС не стала прорывной идеей, во всяком случае, для банков, планирующих серьезное развитие на рынке.

- В каком направлении, с точки зрения архитектуры, будут развиваться банковские системы в обозримом будущем?

- Давайте для начала попробуем оценить, что может стать локомотивом этих изменений. На мой взгляд, их несколько. Первый — увеличение числа каналов взаимодействия банка и клиента. Второй — развитие использования больших данных при составлении трехмерного профиля клиента и выявлении его потребностей, растущая роль биометрии в идентификации клиентов. Третий — экспоненциальный рост количества финансовых транзакций. Все три этих фактора указывают, с точки зрения эволюции банковских систем, в одну сторону — в сторону повышения производительности. Вычисления в памяти — прекрасный пример прорывной технологии, которая позволяет повысить в разы производительность.

Важно также, говоря об эволюции систем, понимать с какой точки в каждом конкретном случае эта эволюция начиналась. Многие решения core-banking, созданные десятилетия назад, изначально спроектированы таким образом, что те же вычисления в памяти просто не предусмотрены в их архитектуре. Для того, чтобы воспользоваться последними технологическими достижениями, разработчикам нужно переписывать код фактически с нуля, а к этому мало кто готов. Так что на рынке АБС, как и в природе, существуют тупиковые ветви эволюции, обреченные на вымирание.

Многие поставщики АБС, как зарубежные, так и отечественные, вообще не занимались архитектурной перестройкой своих систем, сосредоточившись в основном на их функциональном обогащении. В результате под гибкостью сегодня часто понимается возможность отбросить или добавить тот или иной готовый функциональный блок, а масштабируемость достигается установкой нескольких копий системы с разделением обслуживаемой банком клиентской базы, например, по территориальному принципу.

Еще одна важная современная технологическая тенденция, определяющая пути эволюции банковских решений, заключается в параллельном или даже симбиозном развитии аппаратных и программных платформ. В качестве примера можно привести симбиоз технологии Oracle In-Memory и математического сопроцессора DAX, обеспечивающего динамическое сжатие и распаковку данных, необходимые для организации вычислений в памяти. В том примере, который я приводил выше, нам удалось добиться обработки 53 000 договоров в секунду именно благодаря этому симбиозу. Сегодня очень важно понимать, что в дальнейшем развитии производительности систем, в том числе и банковских, аппаратные платформы будут играть ключевую роль, и не просто понимать, а постоянно использовать новые возможности.

- А в чем заключается ваше главное конкурентное преимущество? Чем компания «ФлексСофт» выделяется из общего ряда поставщиков АБС?

- Мы являемся единственной на российском рынке компанией, которая изначально, еще в 90-е годы, создала систему на базе промышленной СУБД Oracle. Многие просто не понимали тогда: зачем такое решение нужно банкам? Есть же более простые, более дешевые, более легко внедряемые СУБД. Мы и сами, честно говоря, не были до конца уверены в успехе.

Но, как оказалось в последствии, мы сразу встали на единственно верный путь. В отличие от многих других, кто с ростом нагрузки на банковские системы просто пытался перевести свои решения с Clipper или FoxPro на Oracle или другую промышленную СУБД, мы с самого начала создавали и совершенствовали систему, используя все возможности не только самой СУБД Oracle, но и среды разработки от Oracle (Framework), что позволяло нам максимально полно использовать все возможности промышленной платформы и архитектурно всегда оставаться на переднем крае.

Поверьте, вы не найдете сегодня на отечественном рынке другой системы, которая могла бы уверенно в режиме реального времени обрабатывать банковские счета всего населения России на единой платформе!

- Считается, что 100% автоматизация – это самый верный путь к максимальной оптимизации бизнеса. Разделяют ли банки эту точку зрения?

- Я эту точку зрения, безусловно разделяю. 100%-ая автоматизация — это прямой путь к минимизации издержек, и, в ряде случаев, только он позволяет бизнесу оставаться на плаву. Если вы, скажем, выдаете через магазин кредиты на покупку бытовой техники, в среднем по 10 000 рублей каждый, то без полной автоматизации этого процесса вы можете получить нулевую, если не отрицательную рентабельность. Ваши издержки превысят ваши доходы.

Разделяют ли это мнение банки? Здесь у всех все по-разному. Крупные банки это понимают и стремятся максимально автоматизировать бизнес. Причем ресурсы для глубокой автоматизации всегда находятся, в том числе за счет сокращения объемов ручных операций, правильной мотивации сотрудников и т. д.

Небольшие же и средние банки часто придерживаются противоположного подхода — мы не потратим ни копейки на модернизацию ИТ и закупку новых систем и сэкономим на этом. Что ж, если банк не работает с розницей и не стремится расти, можно поступать и так, но шансов поменять стратегию со временем остается все меньше и меньше, конкуренты не дремлют.

Александр Борискин, заместитель генерального директора «ФлексСофт»Александр Борискин, заместитель генерального директора
Основной приоритет наших разработок — архитектурное совершенствование и развитие «Платформы FXL» с точки зрения повышения производительности, отказоустойчивости и гибкости. Мы хотим быть уверены, что заказчики получают из наших рук решение, которое поможет им воплотить в жизнь любые планы и темпы развития бизнеса, и не будет сковывать им руки при выводе на рынок новых каналов, продуктов и услуг.
Инструментарий, который «ФлексСофт» дает заказчикам, оставляет им полную свободу выбора стратегии продуктового развития. Они могут делать это сами (в российских банках исторически работает много талантливых специалистов), всегда могут обратиться к нам или привлечь любую другую компанию, которая им нравится.
На практике труды нашей команды разработчиков выливаются в появление новой версии системы каждые три-пять лет, причем речь идет не об исправлении недочетов прошлых релизов, а о добавлении принципиально новых возможностей, созданных на базе последних мировых достижений в развитии программных и аппаратных средств.

Елена Перегудова, заместитель генерального директора по работе с корпоративными клиентами «ФлексСофт»Елена Перегудова, заместитель генерального директора по работе с корпоративными клиентами
Мы работаем на зрелом и очень конкурентном рынке, у большинства клиентов уже накоплен многолетний опыт в области построения банковских информационных систем, сложились свои стереотипы. Так что аргументация в разговоре с каждым новым потенциальным заказчиком должна быть очень весомой.
В то же время, рынок сегодня меняется. Появление новых каналов доставки банковских продуктов, рост проникновения финансовых услуг и банковского опыта клиентов, развитие рынка финтеха, ужесточение регулирования — все это увеличивает нагрузку на транзакционные платформы и учетные системы. И здесь нам есть что предъявить — действительно лучшее на российском рынке решение core-banking с точки зрения производительности и масштабируемости. И все большее число банков понимает — что именно от возможностей банковской платформы напрямую зависит их способность к цифровой трансформации, выживанию и дальнейшему росту.
Говоря о том, как строятся наши отношения с существующими заказчиками, без преувеличения могу назвать их партнерскими. И на стадии внедрения, и в ходе сопровождения команда «ФлексСофт» и команда заказчика — это единый организм, способный эффективно и быстро решать любые задачи. Так называемые принципы Agile, о которых много говорят последнее время, давно стали практикой в нашей работе с клиентами.

  • "Банковские технологии"