Евгений Пустозеров: «Полная прозрачность – российским банкам надо к этому привыкать» A A= A+

О том, как автоматизировать «прозрачность», соответствовать требованиям CRS и российского законодательства и провести диджитализацию налоговой отчетности, в интервью порталу Finversia.ru и изданию «Банковское обозрение» рассказывает Евгений Пустозеров, директор Центра банковских решений компании РДТЕХ.

- Ваша компания сейчас активизирует работу в сегментах, связанных с финансовым рынком. В частности – представлены новые проекты. Например, решение в сфере ПОД/ФТ. С чем это связано? Какая у него актуальность  и кто потенциальная аудитория?

- Есть общие правила, связанные с противодействием отмыванию денег и финансированию терроризма. В России этот процесс определяет 115-ФЗ и целый пакет дополнительных нормативных документов. Причем все это проистекает из международного законодательства. У нас опыт такого рода проектов уже достаточно большой, мы этим активно занимаемся с 2012 года, но все проекты, которые были, реализованы не в России, а на территории СНГ. Очень популярна эта тема в Азербайджане, есть проекты в Грузии, в Армении, в Белоруссии. Россия больше стояла в стороне. Связано это было с тем, что наше законодательство - не самое жесткое в этой части.

Сейчас ситуация меняется. Банк России все более жестко регулирует процессы ПОД/ФТ, поэтому актуальность удобных ИТ-решений, позволяющих автоматизировать разносторонний комплаенс в этой сфере, резко растет.

- Что именно дает ваше решение?

- Мы в данном случае не изобретали велосипед. РДТЕХ является партнером компании FICO TONBELLER; это немецкая компания, которая с 1970-х годов занимается исключительно этой тематикой. Ею создано соответствующее решение, которое внедрено более чем в 1200 банков по всему миру, в том числе - в России и СНГ. Мы как партнер FICO TONBELLER, единственный  на территории РФ и стран СНГ, занимаемся внедрением этого решения.

- Что оно дает?

-
Это решение - коробочное и оно является универсальным инструментом, позволяющим специалистам финансового мониторинга и комплаенса решать свои задачи. В частности – выявлять схемы сомнительного поведения клиентов и отмывания денег, в соответствии с требованиями ЦБ отчитываться регулятору, контролировать риски, связанные с комплаенсом, и т.д. В решении есть ряд модулей, которые закрывают различные направления данной тематики. Это контроль платежей - международных и внутренних - в формате SWIFT, мониторинг поведения клиентов, в том числе проверка клиентов на предмет связи с террористическими организациями, контроль операций публичных должностных лиц, мониторинг сомнительных операций, налоговый комплаенс (FATCA, CRS). Так как решение Siron® - коробочное, оно очень просто настраивается, и мы не чувствуем особой сложности вне зависимости от страны реализации решения.. Законодательство в части противодействия отмыванию нелегальных доходов и сомнительным операциям  везде отличается, но имеет общие черты, которые проистекают из международных стандартов FATF. Предлагаемое нами решение основывается на этих общих правилах, но настраивается под национальные особенности «антиотмывочного» законодательства. Именно поэтому мы его и выбрали, когда начинали развивать эту тему. И сегодня мы достаточно неплохо выполняем проекты в различных странах. Если говорить о конкурентах, в мире есть 2-3 компании, которые дают такую же компетенцию. Но у каждой компании - свои плюсы-минусы. Мы выбрали наших немецких партнеров как наиболее оптимальных с точки зрения соотношения цены, качества и простоты  внедрения.

- Если говорить о внедрении – в каких временных рамках оно реализуется?

- Это зависит от набора модулей. Например, модуль проверки платежей внедряется за месяц-полтора. Настройка, обучение сотрудников банка - все полностью под ключ. Модуль проверки клиентов – 2-3 месяца. Модуль мониторинга сомнительных операций – там чуть побольше, т.к. нужно загружать большие объемы данных, поэтому закладываем месяца четыре. По сравнению с конкурентами это очень хорошие показатели. Поэтому мы свое решение активно развиваем, адаптируем и предлагаем на российском рынке.

- Поговорим о ваших предложениях в сфере налоговых сервисов...

- Налоговые сервисы - тема достаточно классическая, существует давно. А налоговый комплаенс появился сравнительно недавно. Он появился сначала в формате FATCA (Закон о налоговой отчетности по зарубежным счетам - Foreign Account Tax Compliance Act). Это формат, разработанный в Америке, позволяющий собирать данные по операциям  всех своих резидентов в любой стране мира. Россия к межгосударственному соглашению по FATCA так и не присоединилась, и не уверен, что присоединится – пока нет таких предпосылок. Но есть один нюанс: если у российского банка есть корреспондентские отношения с банком американским (а у нас практически у всех крупных банков есть такие отношения и расчеты в долларах), то в ситуации, когда наш российский банк вдруг откажется присылать необходимые отчеты, с него  могут  удержать 30% оборота по корсчету или даже закрыть такой счет. Это для банков серьезный аргумент, поэтому все, кто хочет сохранить такие отношения, обязаны предоставлять отчеты. В России эта проблема решилась довольно легко. Большинство банков, с которыми мы общались, сказали, что у них резидентов американских – раз, два, три, четыре, пять…и они лучше выгонят их из банка, чем будем заморачиваться с отчетами. Практически все так и поступили.

- Это тенденция во всем мире прослеживается. Швейцарские банки сейчас часто отказывают американским гражданам в открытии счетов. Другие банки как черт ладана боятся американских резидентов…

- Да, так решался вопрос с FATCA. В России это решилось легко, потому что у нас мало американских резидентов. Никто не стал внедрять специальные решения - зачем? Крупные банки  как-то это сделали, что называется, на коленке. У нас же решение было, но особого интереса на рынке оно не вызвало…

Другое дело – CRS (Common Reporting Standards). Тут немного другой подход. Он похож идеологически, но участниками процесса является не только американская налоговая служба, но также налоговые службы практически всех стран мира. На текущий момент – более 100 стран, постепенно присоединяются и другие, в том числе – и пресловутые оффшоры. Тут вопрос встал уже по-другому: в России нужно контролировать счета и операции и предоставить отчетность по всем нерезидентам. Их достаточно много – уже десятки и сотни тысяч. Плюс к этому добавилось то, что Россия присоединилась к международным соглашениям по взаимодействию налоговых служб, и соответствующий отчет скоро надо будет направлять не куда-то там, а в нашу налоговую службу. В этом году ожидается постановление правительства, в котором будет четко написано, какие данные нужно предоставлять, каков формат отчетности, какие сроки. В общем, все четко распишут…

- По вашим ощущениям, для банков это серьезный вызов, новая головная боль?

- Серьезный, особенно для больших банков, у которых очень много клиентов-нерезидентов.  Недавно мы прорабатывали эту тему с несколькими крупными банками и понимаем, что задача серьезная, не то, что было с FATCA, здесь нужна автоматизация. Как они будут ее делать, как тот или иной банк к этому подойдет - еще вопрос. Кто-то может самостоятельно разрабатывать, кто-то наймет вендоров, но в любом случае это потребует ресурсных, временных и денежных затрат.

 - А ваша альтернатива какова?

- Мы идем вместе с компанией FICO TONBELLER, которая этим занимается. Европейские страны уже делают такую отчетность. Решение под этот процесс уже создано, и внедрено в нескольких десятках финансовых институтов Европы. Мы как партнеры компании FICO TONBELLER можем это решение - уже обкатанное и апробированное на европейских рынках - активно предлагать. Чем сейчас и занимаемся.

Это тоже коробочный продукт, устанавливается он в банке и представляет собой автоматизированную систему, которая позволяет выполнить ряд задач. Во-первых, нужно провести идентификацию клиента. С физическими лицами проще, с юрлицами сложнее, потому что у них есть бенефициары, а бенефициаров нужно тоже определять, и каждый из них может быть в разных юрисдикциях. Это нужно  идентифицировать и учитывать. Помимо идентификации, нужно еще готовить отчеты по этим транзакциям. Потом нужно мониторить изменения в статусах клиентов, поддерживать актуальное состояние клиентской базы. Объемы информации большие. Если банк большой, то речь идет о десятках тысяч клиентов.

И, наконец, еще более сложная задача – подготовка отчетности. Отчетность готовится раз в год. И в ней надо отразить информацию о счетах и транзакциях данного клиента за год, причем не только классические транзакции, но и отношения с различными фининститутами – инвестфондами, инвестиционными банками, владение ценными бумагами и т.п. Например, для некоторых типов клиентов нужно посчитать, какой у клиента был купонный доход по облигациям за год или дивиденды по акциям, и предоставить данную информацию в рамках отчета… Это не просто взять остатки со счета или показатели оборота. Для того чтобы посчитать купонный доход, нужно залезть в сделку, посмотреть операции и т.д.

Когда начинаешь разбираться в этих деталях, то понимаешь, что задача нетривиальная. И наша задача как IT-компании - помочь автоматизировать этот процесс, что мы и делаем, предлагая наше решение, которое позволяет обеспечить все стадии процесса – от идентификации клиента до мониторинга его операций или доходов по ценным бумагам. И – отправить отчет в нашу налоговую службу. А наша налоговая сама уже разошлет все по всем другим налоговым. Поэтому тут и требования довольно жесткие. Наша налоговая не будет сильно церемониться: выпустят постановление, формат отчета предоставят, срок определят. А если не пришлешь – санкции, как обычно. Тут нет нюансов.

В постановлении будет четко прописан срок, когда нужно предоставить первый отчет. Предположительно, это должен быть сентябрь следующего года, то есть на внедрение такой отчетности отводится год. После этого, как часто бывает в России, как только клюнул петух, нужно бежать. Я думаю, как только выйдет постановление, на него посмотрят, поймут, что задача нетривиальная, непростая, и начнут активно этим делом заниматься.

- Каковы хотя бы примерно временные рамка внедрения вашего решения?

-
Так как это новый проект для российского рынка наверное, выявятся какие-то нюансы , сложности, что-то еще; поэтому я бы заложил месяцев 5-6. Что-то более оптимистичное обещать не стоит. Но последующие внедрения будут быстрее. В принципе должно занимать месяца 3-4. Если на внедрение такой отчетности будет дан год, то вполне можно даже с учетом «раскачиваний» и согласований уложиться в то, чтобы внедрить решение, которое мы предлагаем.

Вопрос лишь в том, кто как это видит. Поэтому мы активно и предлагаем это банкам: конкурентов-то и нет. Нечего противопоставить, разве что самим начинать разработку с нуля. Есть наши российские АБС-разработчики; уверен, они уже сейчас что-то делают. Понятно, они что-то прикрутят к АБС, какой-то модуль отчетности. Но такой подход по функционалу несравним с нашим решением.

- А вы вообще какую эволюцию ожидаете в плане налоговой отчетности и налогового комплаенса?

- К чему все идет? К полной прозрачности всего и вся. Если сейчас наши фонды выводят свои средства в офшорные страны, которые вроде как не общаются с точки зрения законодательства ни с кем другим, то, как только будет в полный рост внедрена вот эта отчетность, налоговые всех стран, в том числе офшорных, будут обмениваться между собой информацией. Уже не будет тех мест, где можно что-то скрыть. Все будет абсолютно прозрачно и, наверное, изменит  в целом подход к офшорам. Поэтому и решение европейское, правильно ориентированное, уместно более других. Российским банкам к этому нужно привыкать.

- Наиболее активные или перспективные направления вашей компании сейчас лежат в каких сферах?

- Налоговый комплаенс, я считаю, достаточно перспективное, в силу этих изменений, направление. Тема ПОД/ФТ, мне кажется, будет иметь спрос и интерес. Вслед за европейскими странами и некоторыми странами СНГ, Банк России начинает в хорошем смысле «закручивать гаечки», чтобы сокращать объем сомнительных операций, операций по отмыванию денег, легализации. Росфинмониторинг тоже декларирует аналогичную позицию. Поэтому банкам нужно быть готовым к этому. Как раньше, по-простому, не пройдет. Мы чувствуем это и по отзывам наших клиентов. Если в 2012-2013 годах, когда мы начинали заниматься этой темой на рынках стран СНГ, в России она была всем не очень интересна. Как-то вручную, в Экселе, собрали отчет, отправили - и все, никто не придирался. Сейчас от банков появилось намного больше запросов на данную тему.

- Какие еще решения РДТЕХ для финансового сектора особенно актуальны сегодня?

 

Евгений Пустозеров, директор Центра банковских решений компании РДТЕХ
Евгений Пустозеров, директор Центра банковских решений компании РДТЕХ
Фото: Альберт Тахавиев, Finversia.ru

- Финсектор исторически является одним из ключевых заказчиков РДТЕХ. И ставка на аналитику и аналитические платформы, которую мы сделали на самом старте, пожалуй, по-прежнему не теряет своей актуальности. Имеется в виду любая аналитика - клиентская, продуктовая, финансовая и т.д. У нас есть решение, связанное с хранилищем данных и различными  видами аналитической отчетности, и большой опыт по его внедрению. Конечно, сегодня  спрос на корпоративные хранилища данных уже не такой, как пять-семь лет назад, так как  многие, кто хотел построить хранилище, уже это сделали. Но интерес к хранилищам по-прежнему есть. Также мы готовимся к новой волне спроса на аналитику – уже на основе биг даты, когда банки начнут активно подключать новые источники данных, в том числе – всевозможной неструктурированной информации, например, из социальных сетей. Уже сегодня есть примеры Сбербанка, «Открытия», Альфа-банка, которые серьезно занимаются этой темой. Хотя, конечно, у остальных я пока не вижу по-настоящему серьезного интереса.

- На рынке тема финтеха очень активна. И  зачастую кажется немного надутой, а за последние лет 17 основным драйвером внедрения IT-решений были не желание новаций, а требования регуляторов – ЦБ, ФАС, Росфинмониторинга. То есть делали не потому, что это хочется для бизнеса, а потому, что это надо для соблюдения законов и норм. И при этом - очень много разговоров о финтехе и принципиальных изменениях, связанных с ним…

- В финтехе есть несколько направлений. Диджитализация и т.д. - это все очень модно и популярно. В этом действительно есть много интересного применительно к банкам. Есть примеры. Тот же Тинькофф неплохо существует, серьезно став лидером в процессах диджитализации. Основная цель - это бОльшая ориентация на клиента. Скажем так: чтобы банк стоял лицом к клиенту, а не боком. Не все банковские услуги, которые у нас есть, удобны для клиента с точки зрения использования. И вот к этому все идут - повышение юзабилити сайтов и приложений, развитие мобильных банков, интернет-банков, контакт-центров. Это все связано с интернетом и мобильными приложениями. Поэтому диджитализация туда и направлена. Сегодня сложно себе представить, что, придя в офис, в нем будет более удобно, чем если я нажму в телефоне пару кнопок и сделаю платеж. Плюс конкуренция все выше и выше. А как можно привлечь клиента? Только за счет удобств. По себе могу сказать: у меня есть карточка в одном крупном банке, в последнее время я четко понимаю, что он не самый лучший игрок, проигрывает по определенным показателям. Тот же Сбербанк их обогнал. Или, например, Альфа-банк, Тинькофф. У всех – одни и те же услуги, просто у одних более удобные, у других - менее…

Другое направление финтеха – принципиально новые вещи. Блокчейн, например…

- А блокчейн, по вашим ощущениям, не напоминает пока русалку из известного анекдота: красиво, но непонятно, как использовать?

- Да, пока не все непонятно. Но, как с любой новой технологией, хотя понятно не сразу, нужно осваивать заранее, так как потом может быть поздно. Центробанк уже занимается этим, у них есть ряд проектов, связанных с блокчейном. Каких-то промышленных решений еще нет, только пилотные. В Альфа-банке, Сбербанке, «Открытии» этим активно занимаются. Пока никого больше не могу назвать. Но это очень перспективное направление. И ЦБ к нему сейчас придет. И на уровне правительства первый вице-премьер Игорь Шувалов отвечает за это направление - блокчейн, криптовалюты. Если банк считает себя передовым, перспективным, то такими направлениями заниматься обязательно нужно. Даже если они в ближайшее время не принесут прямых выгод.

- А вы в своей компании начали «чесать репу» по поводу блокчейна, его потенциала?

- Начали. И на конференции ходим, и читаем, знакомимся, общаемся с ЦБ. У нас есть ряд проектов с Банком России, так что имеем возможность поговорить. Не могу сказать, что проекты уже запущены. Пока осваиваемся в теоретической плоскости. Держим руку на пульсе. Хотим понимать, кто чем занимается, какие банки, чем занимается ЦБ, чем заняты вендоры. У IBM, у Майкрософта есть свои проекты по блокчейну. Надо присмотреться…

- Есть такой подход в  британской юрисдикции - создать песочницу, где отменить правила надзора, чтобы там апробировать все новации. В Лондоне это сделали, у нас об этом говорили. На ваш взгляд, такой подход может дать прорыв?

- Он в каком-то виде есть. Существует же на базе ЦБ ассоциация финтеха, они развивают тему блокчейна, собрали банки. Может быть - не совсем в едином пространстве. Просто у нас каждый банк любит быть самостоятельным, не уверен, что все так открыто будут делать что-то совместное. Но попытки такие предпринимаются…

- Вернемся на грешную землю... Итак, с точки зрения более прикладных вещей, вы считаете, что усилия финтеха связаны с ключевым понятием удобства и дистанционностью?

- С клиентоориентированностью.

- Ну, это слишком общее понятие…

- Да-да, именно ориентация на клиента. Не всегда у нас банки ориентировались на клиента. У всех были свои задачи, и клиент не всегда был на первом месте. А тут действительно может быть обеспечено максимально удобство клиента за счет цифрового мира. Удобство в офисе сейчас мало кому интересно. Необходимо удобство в мобильном приложении. Есть же рейтинг мобильных приложений, и банки борются за то, чтобы быть в топе…

- С вашей точки зрения, как эксперта, вот эта разница мобильных приложений, интернет-решений – она, действительно, так велика и принципиальна?

- Смотря кого с кем сравнивать.

- Грубо говоря, вы сравниваете машины, они одинаковые, но у этой не только управление плоскостью зеркал, а еще и подогрев. Такая разница или более принципиальные отличия?

- Более принципиальные. Перевод денег от меня другому человеку… Скорость перевода. Сейчас некоторые банки с карты на карту переводят очень быстро. А некоторые растягивают этот процесс на несколько дней.

- Да, согласен. Недавно захожу в массажный салон и у них не работает терминал, а у меня нет наличных. Девушка на рецепшн мне говорит: «Просто перебросьте мне на карту Сбербанка, а я за вас заплачу». Меньше минуты – деньги дошли.

- Да-да, в том-то и дело! Не у всех банков есть такая возможность. Сбербанк хорошо к этому подошел, и сегодня перевод с карты на карту Сбербанка – это практически альтернативное платежное средство… Даже такие базовые вещи не у всех сделаны достаточно хорошо. Поэтому хотя бы на этом уровне банкам нужно оптимизировать свое цифровое хозяйство. Это важный момент для клиента.

- Если ситуацию с диджитализацией сравнивать по отраслям - финансовый рынок по-прежнему является одним из лидеров? И вообще - как выглядит этот ландшафт? Была волна диджитализации сотовых операторов - им сам бог велел, суть их процессов заставляет. Потом пошли достаточно активные движения в этом направлении у крупных торговых ритейлеров. А вот по вашим ощущениям, какие сферы дальше, какие меньше двинулись по цифровому пути?

- Мне сложно говорить по другим отраслям, потому что я работаю в основном с банками... Финансовый сектор – явно лидер, это очевидно. Насчет ритейла сложно сказать. Знаю, что у них есть интерес к финтех-проектам, запускают новые решения, например, в одной известной сети создается единая сеть вай-фай, которая будет давать клиенту предложения на мобильный. Но мне кажется, пока это идет не очень активно. А банки - пока самые передовые.

- А другие сферы финансовой индустрии? Традиционно банки с опережением развивались, страховые компании отставали, фондовый рынок шел посередине.

- По-моему, страховые так и отстают. Не чувствую там серьезной активности. Участники фондового рынка работают более системно. Но тут надо иметь в виду, что сегодня разные сферы финансового рынка консолидируются в группы. Сбербанк. Альфа-банк, опять же «Открытие» - это же целый комплекс различных финансовых услуг для клиента. Банковские услуги, страхование, фондовый рынок и даже недвижимость. По сути, на базе банков возникают финансовые супермаркеты, о которых мы говорили еще десять лет назад.

- Эта цифровизация все-таки создает дополнительные риски для безопасности? Или тут - как обычно - оружие нападения и оружие зашиты развиваются примерно одинаково? С усилением цифровизации риски не растут или растут пропорционально?

- Системы защиты также серьезно совершенствуются. Случится ли накопление критической массы рисков? Чем больше мы уходим в интернет, тем больше будем иметь средств борьбы. Даже если смотреть по защищенности интернет-банков, мобильных приложений, мы видим, насколько они эволюционировали. Раньше была возможность ввести логин и пароль. Сейчас есть двухфакторная идентификация, на телефон клиента приходит СМС-сообщение. Это повышает безопасность  в разы... Я сейчас почти везде оплату совершаю телефоном. Это очень удобно. Там фактор идентификации - отпечаток пальца. Это подделать практически невозможно. Даже если я потеряю телефон - никто не сможет воспользоваться. Все это ведет к тому, что повышается безопасность.

26 сентября 2017 года РДТЕХ совместно с FICO TONBELLER , Ассоциацией «Россия» и PwC проведет круглый стол «Готовимся к CRS».

Спикеры круглого стола расскажут об основных трудностях подготовки к CRS и о том, как их решить, а также продемонстрируют возможности Siron® для идентификации клиентов и подготовки отчетности согласно требованиям CRS. Модератором круглого стола выступит Ян Арт, вице-президент Ассоциации «Россия».

К участию в круглом столе приглашаются руководители отделов финансового мониторинга, комплаенса, налоговой отчетности банков. Участие в круглом столе бесплатное, по предварительной регистрации.

Место проведения: Москва, отель «Катерина», адрес Шлюзовая набережная, 6 (станция метро «Павелецкая»).

Время проведения: 26 сентября, вторник, с 11.00 до 15.00, начало регистрации в 10.30.

По вопросам участия обращайтесь к Анне Маковецкой: тел. +7 (495) 995-0999, anna.makovetskaya@rdtex.ru.

  • Ян Арт
  • Finversia.ru